?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

6 марта возвращением в Калининград завершился очередной автопробег «Дороги памяти». Это становящийся регулярным проект по привлечению внимания русской и польской общественности к судьбе воинских захоронений солдат Красной Армии, участвовавших в освобождении Польши. Группа российских блогеров и журналистов совершила поездку по маршруту Калининград-Ольштын-Варшава-Кельце-Краков-Жешув-Люблин-Белосток-лагерь Майданек-Сувалки, возложив цветы на мемориалы и проведя встречи с представителями польской общественности.
Более 600 тыс. советских солдат погибло в ходе боёв на территории современной Польши и количество мемориалов очень велико. Захоронения находятся в очень различном состоянии, обычно это зависит от позиции местных властей - некоторые заботливо ухожены, а некоторые вообще снесены. Подобно оруэлловскому «министерству правды», в современной Польше за сохранение истории ответственен наделённый высоким статусом Институт Народной Памяти, который в основном и занимается стиранием этой самой Памяти из сознания современников.
Эта трагикомичная, в общем-то, ситуация при всей своей нелепости даёт обильные плоды – большинство поляков сегодня скажет «а и не надо было нас освобождать» или «вы освободили и оккупировали - хуже немцев». А то, что немецкая оккупация стоила полякам 6 млн. жизней уже мало кто помнит. Да, к полякам Гитлер относился не лучше, чем к прочим славянам или цыганам.
Тем более приятно видеть сегодня, как многие рядовые поляки пришли на наши небольшие митинги, чтобы объективно и здраво рассудить об истории и долге памяти. И уж вообще радостно, что в их рядах мы увидели и молодёжь. Такая личная позиция гражданина может дорого стоить в современной Польше. Менее года назад на нашем мероприятии в Варшаве (I-й автопробег «Дороги Памяти» 01.05-08.05.16) выступил польский политик Матеуш Пискорский, через неделю он был заключён под стражу как «российский шпион» (однако до сих пор томится в заключении без предъявления обвинения). Тем не менее, всё ещё находятся люди, которые смело высказывают отличную от официальной точку зрения: воинские захоронения – это не символы советской пропаганды, а долг памяти павшим, прямой христианский долг. Это мэр Ольштына Пётр Гжимович, глава Компартии Польши Кшиштоф Швей, некоторые учёные и общественные организации (ассоциация «Ластадия», Союз военнослужащих Войска Польского и др.), а также вовсе обычные граждане. Так, простой парень Давид Зеган с друзьями задержал в г. Домброва-Гурнича юных вандалов, надругавшихся над памятником. Есть и множество других примеров того, как молодые поляки-энтузиасты заботятся о сохранении мемориалов или препятствуют их сносу. Ну и конечно, каждый день я молюсь за здоровье человека по имени Ежи Тыц, который сначала в одиночку находил и восстанавливал подвергшиеся разрушению захоронения, а позже создал волонтёрскую организацию "Курск". Про Ежи наверное стоит написать отдельно, но вкратце - если у вас появится желание провести необычный отпуск и поближе узнать настоящую Польшу – милости просим, валики и лопаты есть, ну и вообще любая помощь приветствуется.

Теперь главное: для чего это? Вот, действительно – для чего мы шерудим прошлое, которое не нужно полякам? Для чего назойливо маячим у них перед глазами и в их стране? (В этот раз, кстати, был достаточно большой отклик и в польских СМИ. На протяжении почти всего пути сопровождали полицейские с мигалками, о чём никто не просил, и т.д.). Для чего мы пытаемся утвердить наших павших солдат в памяти поляков, хотя сами поляки в целом хотели бы забыть этот факт и скорректировать свою историю сообразно нынешним представлениям?
Сам я отвечаю на этот вопрос трояко:
Во-первых, это память, а память священна. Отказавшись от этих мемориалов, мы бы отказались от своей истории, а поляки от своей. Это грех. Потому что эта история – такова, какова есть. Такова правда. Для нас она величественна и драматична, для поляков – просто драматична, т.к. они в любом случае являются проигравшей стороной в той войне. Натянуть необходимое величие ложью или забытьём навряд ли получится. Почему? Потому что «знаешь, в чём сила, брат»? Правильно, в правде. А она такова.
Во-вторых, такое мероприятие – это реальное межграничное гражданское взаимодействие. В целом, поляки настолько запуганы образом России, благодаря пропаганде бытующем уже не первое столетие и не только в Польше, что дальше бензоколонки Россию мало кто из них посещал (на приграничные заправки едут многие). Когда люди начинают впрямую общаться, ездить друг к другу и начинать общие дела, многие (действительно многие) вдруг открывают для себя, что русские – это не монголоиды с топорами, живущие в землянках без света и пожирающие ежей. А абсолютно такие же люди, с похожими проблемами и чувствами. А такая уверенность – наилучшее средство против любой русофобской пропаганды. Например, в Варминско-Мазурском воеводстве и Гданьской агломерации устоялось абсолютно ровное, бесконфликтное, отношение к россиянам. Это заслуга взаимного безвиза (в рамках малого приграничного движения) и бурной взаимной торговли.
В третьих, мемориалы – это и мои могилы. Вернее, могли бы быть могилами и моих предков, но, не являясь ими – всё равно мои. Моему деду повезло выжить под Краковом, но он вполне мог бы и остаться в той земле, бои были очень тяжёлые. Но, невзирая на счастливую судьбу деда, я всё равно считаю эти могилы родными. Для меня лично, символ России – Неизвестный солдат. Это он, и только он, ценой своей жизни сваял историю моего народа такой, какой мы видим её сегодня. От Сербии до Китая, земля на которой он похоронен, для меня священна. Потому что эти могилы - это и есть истинные Храмы России, это 1000 лет её истинной миссии, это то, кем Россию знают, и чем она останется в веках. Это Воин-Освободитель. В большой, извечной, войне Добра и Зла.

Однажды скифы сказали Зенону, полководцу Александра Македонского: «только не вздумайте осквернять курганы, в которых покоятся наши предки». Что было дальше, известно.